О законе человеческом и Божьем

О законе человеческом и Божьем
О законе человеческом и Божьем

Священное писание говорит: «Не укради.» Уголовный кодекс вторит: «Кража, то есть тайное хищение чужого имущества, наказывается.»

В Библии сказано: «Не убий», человеческий закон повторяет: «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, наказывается.»

Евангелие гласит: «Чти отца твоего и матерь твою.» Конституция повторяет: «Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях.»

В нагорной проповеди мы найдем слова: «Кто же скажет брату своему «рака», подлежит синедриону; а кто скажет «безумный», подлежит геенне огненной.» Гражданский кодекс отзывается эхом: «Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений…»

Те, кто не соблюдают закон Божий, могут быть наказаны руками людей. Юриспруденция впитала в себя часть правил из Священного писания и установила земные наказания для тех, кто преступил закон.

В посланиях апостолов мы найдем строки: «.. начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое.»

Но мы часто слышим критику в адрес юридической системы и она, к сожалению, бывает обоснованной. Иногда за хорошей буквой закона прячется ее искаженное понимание или применение. Кроме того, случаются и в юридической системе преступления. Ошибки и преступления работников правосудия вызывают гнев. Впрочем, как и любые другие преступления. По-моему, насильник, вор или убийца одинаково гадок вне зависимости от его специальности, будь он хоть судья, булочник или учитель.

Однако, обвинения юридической системы в сиюминутном служении власти вопреки вечным установлениям, человечности и справедливости, по моему мнению, надуманны.

Зная человеческую природу, юриспруденция создала многоступенчатую систему судов, в которой в каждой следующей инстанции число судей, слушающих дело, увеличивается, что снижает риск ошибки.

Кроме того, связь законов людей с законом Божьим естественна и органична, и не может быть искоренена человеческим произволением. Следует признать, что искажения этой связи бывают. Вспомним, например, расистские законы гитлеровской Германии, Закон о переселении индейцев в США или Постановление Совета Народных Комиссаров о красном терроре… Но, как показывает история, эти законы не вечны, в отличие от Божьих.