Волны, упавшие стремительным домкратом

Волны, упавшие стремительным домкратом
Волны, упавшие стремительным домкратом

Многие из нас используют вещи, не представляя, из чего они состоят внутри и почему их начинка работает именно так, как она работает. Я один из тех, кому неведомо устройство телефонов и микроволновых печей. Да, они работают, но как? Однако мое невежество не мешает мне использовать их.

Бывает хуже, когда подобный мне невежа не только не знает устройства, но и не знает, как использовать какую-то вещь. Все мы слышали о людях, которые умудрились заправить дизельный автомобиль бензином. Известны случаи, когда орехи бьют столярным молотком, а щипцами для колки орехов выдирают гвозди. Щипцы и вилка для чистки крабов и омаров меня, например, заставляют остолбенеть. Да и вообще, многие столовые приборы малоизвестны и попав на стол применяются как попало. Вспоминается басня про Мартышку и очки.

Есть что-то похожее и в наших судах, когда некоторые люди, не зная, как устроено судопроизводство, и не владея науками юриспруденции, являются участниками споров. И они бывают успешными спорщиками. Сами ведут и сами выигрывают дела. И это вызывает восхищение. Наблюдать такие процессы приятно и замечательно, поскольку в таких делах суд слушает голос совести и по нему подбирает применимый закон.

Хуже, когда спорщики в суде говорят об одном, имея в виду другое. Когда оперируют неизвестными им понятиями, ссылаясь на них и не понимая их значения. Например, в суде можно услышать речи, в которых при бытовых заливах квартир ущерб называют убытками или именуют взяткой премию, предложенную таксисту за скорость, а вора величают приобретателем. Я слышал, как докладчик сообщил суду, что дееспособность у женщин наступает позднее чем у мужчин. Конечно, это вызывает улыбки и снисхождение.

Но бывает еще хуже. Когда выступающие, не умея наполнить свою речь описанием событий, фактов с их анализом и ссылками на доказательства, начинают цитирование закона. О! В этом их невозможно остановить! Начиная от громкого и заунывного чтения положений чуть ли не всей Конституции, да еще и с комментариями, они, повышая градус и торжественно возвышая голоса, переходят к дословному воспроизведению статей гражданского кодекса. Невзирая на отчаянные возгласы судей о том, что суду известны законы, лучше бы услышать о событиях и фактах, эти горе-докладчики продолжают углубляться в дебри подзаконных актов и инструкций. Приближаясь к финалу, они добавляют громкость и победоносно зачитывают постановления Высших судов… Реакция суда на такие речи бывает разной, но можно услышать и очень обидный для докладчика вопрос: «Простите, а вы юрист?».

Жаль, но латынь сейчас в суде услышишь редко. Однако про «волны, упавшие стремительным домкратом» от новых Никифоров Ляписов «с бараньей прической и неустрашимым взглядом» услышать можно чаще.